28 мая 2014 г.

Ain Soph "Hat and Field" (1986)

Хранить верность идеалам в эпоху смуты - истинно самурайская черта. Казалось бы, восемьдеят шестой год. Временно замолчали душевно-мудрые Camel, не подают признаков жизни башковитые парни из Caravan. И только традиционно дальнозорким японцам нет дела до чумных метаний десятилетия. Воспрянув от сна, инструментальный квартет Ain Soph отважился поднять над оголтелым евразийским поп-шабашем знамя британского прогрессив-рока. А что еще оставалось этим лирически настроенным йокогамским артистам, если в анкетных данных четверки на правах фаворитов значились National Health, Jethro Tull, Fairport Convention, бэнд Билла Бруфорда, Metro и прочие англо-саксонские бригады? Короче говоря, с подачи Ёдзо Ямамото (гитары) члены ансамбля взялись фантазировать на вечно актуальные темы недавнего прошлого. И получилось у них более чем пристойно.
Своеобразным элементом новаторства в "Hat and Field" можно считать отказ от привычного аналогового триумвирата (меллотрон, орган, муг) в пользу полифонических синтезаторов с расхожими для тихоокеанского региона названиями: Korg, Yamaha, Akai. Прочее тянет на реставрацию хорошо забытого старого. Вот, к примеру, комплексный вступительный трек "The Swan Lake". Светлое акустическое интро фольклорного типа сменяется весьма характерным рисунком. Нет, как лидер-гитарист Ёдзо не копирует Энди Лэтимера, но его композиционное мышление отталкивается от канонических приемов ранних Camel. Вдобавок в игре господина Ямамото чувствуется превосходная джазовая подготовка, способствующая достаточно грамотному наведению мостов между фьюжн- и рок-берегами. Короткий этюд-связка "Little Pieces, Part 1" воспринимается сугубо европейским сюжетом. Здесь единолично властвует клавишник Кикуо Фудзикава. Импрессионистская лазурь синти-партий чарует теплотой, свежестью и прозрачностью красок. Слушателя усыпляет романтика сонического пейзажа, воссозданного с удивительно тонким пониманием сути. 10-минутная титульная сюита - пышное лакомство для успевших соскучиться по мечтательному симфо-арту. На ум приходят голландские мелодисты уровня Lady Lake с их почтительным следованием заветам высокородного Верблюда. Однако, расслабив потенциальную аудиторию, хитрюги Ain Soph под занавес пускаются в технарскую круговерть. Но даже стремительная кавалькада пассажей не в силах разрушить общее впечатление от замечательной звуковой прогулки. Остро отточенная гитарная штриховка и броские пируэты ритм-секции в контексте номера "Mizzle" - явная дань уважения джаз-рок-корифеям калибра Аллана Холдсуорта; драйв и энергетика тут переливаются через край. Зато спокойное изящество посвященной Паю Хастингсу и Ричарду Синклеру фрески "Canterbury Tale" действует ровно противоположным, умиротворяющим манером. Симфо-волшебство и фьюжн-виртуозность олицетворяют идейный смысл вещи "Magic Carpet". Ну а после колоритной интерлюдии "Little Pieces, Part 2" неугомонные дальневосточные граждане демонстрируют предельно авантюрный финальный опус "Pipe Dream", сочетающий в себе все стилевые кондиции разом.
Резюмирую: шикарный (без скидок на восьмидесятые), брызжущий вдохновением прогрессив, призванный удовлетворить эстетские запросы страждущих. Наслаждайтесь.  

25 мая 2014 г.

Bulbs "On" (2013)

Эстетические опыты Нила Кэмпбелла всегда отличались многослойностью. Даже в рамках коллектива имени себя ливерпульский гитарреро умудрялся элегантно курсировать меж кристально ясными песенными балладами и сумбурным неопсиходелическим прогрессив-эмбиентом. Что уж говорить о таких необычных перформансах, как исключительно камерный дуэт с виолончелисткой Николь Колларбон или неоромантический концепт-арт "Ghost Stories", ориентированный на сценические подмостки? Короче, к музыкальным инновациям Кэмпбеллу не привыкать. И потому не кажется странным, что очередной прожект Нила под названием Bulbs также является crossover-экспериментом. Состав исполнителей внешне скромен: мастермайнд (гитары, клавишные), Энди Масливец (бас, вокал), Джоуи Зеб (ударные), Марти Шейп (электроника, инжиниринг). Однако участники Bulbs - настоящие матерые "зубры", хорошо знающие цену собственным талантам. Особенно любопытна фигура мистера Зеба. Будучи основоположником андеграунд-институции The Mighty Zeb / The Hat Band, он на пару с вышеозначенным маэстро Шейпом осуществлял звуковые диверсии в уникальной манере 'прог-даб'. Попутно выступал с командами фолк-роковой и регги-направленностей. С Нилом судьба свела Джоуи в момент работы над импровизированными сессиями N F I. Оба артиста моментально нашли общий язык, обменялись контактными данными с прицелом на будущее сотрудничество. И вот оно состоялось...
"Wild and wonderful music". Лаконичный отзыв Джона Андерсона (Yes) о творчестве земляков как нельзя лучше выражает суть дела. ...Атмосферные кластеры, синтетические транс-созвучия... Разрезающий пространство одинокий голос классической гитары, понемногу искажаемый электричеством... Замедленные аккорды вступления "Lament" настраивают на рефлексивный лад. Но яростный бас-дисторшн, клавишный хаос и виртуозные струнные секвенции трека "Frankincensed" автоматически переворачивают все с ног на голову (нечто схожее по форме реализовал в 1999 году Стив Стивенс под вывеской "Flamenco.A.Go.Go"). Дальнейшее действо аналогично избавлено от простых решений: невообразимая смесь пасторальных фрагментов с металлизированным прог-саундом ("Majestic"); акустический трип-хоп ("Injusa"); мощнейшие грувы в контексте гипнотического спейс-фьюжн-рока ("Illuminate"); забористый кримзоидный минималистик-эскиз ("USA"), предваряющий лирические инструментальные космизмы фрески "Lantra". Мрачные скейпы произведения "They Control the Weather" во многом осветляются точеными партиями Кэмпбелла, а в русле сравнительно недлинного эпизода "Switch" героические британцы пробавляются скоростным и техничным авант-металлом. Индустриальные ландшафты "Future Cities" полны скрежета, шума и первородной неотесанной грубости, тогда как удивительные структуры пьесы "A Very Good Friday" несут в себе равные доли электронного даба и довольно изящного арта. Исканиям квартета подводит черту сочинение "3572 Off", аккуратно разлинованное сверхбыстрыми пассажами Нила на переменчивом грозовом фоне...
Резюмирую: предельно интересный художественный экскурс, практически не имеющий точек соприкосновения с подавляющей массой современных прогрессив-актов. Рекомендую.

23 мая 2014 г.

Utopia "Todd Rundgren's Utopia" (1974)

Тягу к эпосу американец Тодд Рандгрен унаследовал от могучих скандинавских предков. Однако взойти этой страсти в его душе предстояло не сразу. По первости Тодд на пару с приятелем Муги Кингменом орудовал в манхэттенской студии Secret Sound. Оба совладельца предприятия микшировали пластинки Grand Funk Railroad, Феликса Кавальере, дуэта Hall & Oates, других популярных артистов. Параллельно слушали звезд британского прога и завидовали их творческой смелости. В один прекрасный день экс-техник решил в полный голос заявить о себе. Но без групповой поддержки не стоило и пытаться. Выручил напарник Муги, игравший в ансамбле Moogy & The Rhythm Kings. Благодаря активному вмешательству друга Рандгрен (гитара, вокал) обрел сразу двух клавишников (Кингмена в связке с Ральфом Шукеттом), басиста Джона Сиглера и драммера Кевина Эллмана. Когда к теплой компании неожиданно примкнул зеленовласый Ив 'M Frog' Лаба - французский спец по синтезаторам, дело сдвинулось с мертвой точки. Члены Utopia (по свидетельству Тодда, осознанно коммерческое название) принялись оттачивать коллективный материал, инспирированный "фьюжионерами" вроде Mahavishnu Orchestra, симфо-роковыми индивидуалистами и апологетами забойного хард'н'хэви. Записывались парни на базе Secret Sound studio, а инженерно-продюсерскими функциями Рандгрен распоряжался единолично.
LP "Todd Rundgren's Utopia" - гимн композиторской изобретательности, помноженный на виртуозные инструментальные партии. Четыре мощнейших трека - абсолютный вызов для аудитории. Открывает парад 14-минутная тема "Utopia", запечатленная "живьем" на выступлении в Fox Theatre (Атланта). Воинственные амбиции Тодда подкрепляются выразительными гитарными атаками, лихими органно-синтетическими соло, безудержной ритм-секцией. Лейтмотивом же служит достаточно яркий мелодический контрапункт. Во второй части пьесы лидер бэнда акцентирует внимание на балладности, но при том не забывает о драйве; словом, "америкэн прог" во всей красе. Фанк, джаз-рок, оркестровые экзерсисы, стебные звуковые эксперименты и отчетливый "Заппашок" составляют содержание вычурной фрески "Freak Parade", также увековеченной на концерте. Стратегически важная четырехминутка "Freedom Fighters" с ее АОР-посылом, множественными вокальными наложениями, пафосом и откровенно попсовыми рефренами стала идеальным вариантом для хит-сингла, подарив бойцам из Utopia желанную ротацию на радио. Впрочем, по большому счету, это "цветочки". Получасовая "The Ikon" - вот вещь главного калибра, секретное оружие разрушительной силы. Наваристый музыкальный бульон помпезен и крут до безобразия. Секстет без стеснения осваивает широченную территорию, начиная с бесподобного симфонического прогрессива и заканчивая цирковой клоунадой пополам с отутюженным фьюжн-хардом щегольского фасона. Ей богу, такому дебюту можно и нужно рукоплескать!
Резюмирую: грандиозная арт-программа, оказавшая влияние на развитие жанра в Северной Америке и Канаде, истинный праздник для адептов большого прога. Пропускать не советую.

20 мая 2014 г.

Egg "The Civil Surface" (1974)

С финальным подарком для слушателей Egg не торопились. Активно концертируя и записываясь на радио, ребята подцепили синдром усталости от собственных персон. Последовал столь необходимый перерыв в работе, за время которого органист Дэйв Стюарт помог старинному другу Стиву Хиллиджу с разовым проектом Khan, ударник Клайв Брукс постучал по тарелочкам на альбоме "Hogwash" хард-блюзменов Groundhogs, а ненасытный басист/вокалист Монт Кэмпбелл взялся факультативно осваивать французский рожок в стенах Королевского музыкального колледжа. Летом 1974-го творческий зуд заставил участников Egg собраться в аппаратной комнате студии "Сатурн" и приступить к рекординг-сессиям своего третьего по счету альбома.                                                            
По ряду параметров "The Civil Surface" серьезно отличался от предшествующих саунд-актов британцев. Ранее члены ансамбля полагались исключительно на внутренние резервы. Однако очередное творение кентерберийских интеллектуалов требовало обильного вливания "свежей крови". И виной тому - сильно разросшиеся композиторские амбиции "яйцеголовых" джентльменов. Так, "подсевший" на звучание духовых Кэмпбелл настрогал несколько вещей для флейт, кларнетов и прочих гобоев. Успевший наследить в Hatfield and the North Стюарт сконстролил отдельный номер для понравившегося ему женского вокального трио в лице Аманды Парсонс, Энн Розенталь и Барбары Гаскин. А заодно не преминул черкнуть пару строк Стиву Хиллиджу: мол, забеги к нам при случае. Результат вылился в авант-проговый акт, полный скрытой иронии и эффектного коллективного "умничанья".
Распахивается программа объемным треком "Germ Patrol" - едкой вариацией на темы рок-болеро, камерных академических сочинений  (партии фагота/гобоя - Линдси Купер, кларнет - Тим Ходжкинсон) и маршевые мелодии военных оркестров (разумеется, в пародийном ракурсе). Название двухминутной пьесы "Wind Quartet I" целиком раскрывает содержание: это действительно чисто филармонический этюд, решенный Монтом (French horn) при поддержке гостевых духовиков. Пролонгированная вещь "Enneagram" - апофеоз фьюжн-арта; тут уж Egg сбрасывают к чертям маску степенности и выдают увесистую порцию игрового 'canterbury'. Органно-басовые фигуры в рамках произведения "Prelude" исповедуют свободу от жанровых условностей, и только периодическое взаимодействие с ангельскими хоралами девушек из Hatfield and the North удерживает их от исчезновения в сумраке авангарда. "Wring Out the Ground (Loosely Now)" балансирует на стыке чудаковатого джаз-рока и пространного спейс-фьюжн-аттракциона; потому-то наличие здесь характерных гитарных пассажей Хиллиджа воспринимается адекватно. В соническом поле "Nearch" Кэмпбелл со Стюартом меняются ролями: первый из них садится за фоно, тогда как функции Дэйва сводятся к пощипыванию баса в компании дуэта Купер - Ходжкинсон. Завершается процесс пасторальной ворожбой "Wind Quartet II" для фагота, кларнета, флейты и обожаемого Монтом французского рожка.
Резюмирую: абсолютно нетривиальная художественная конструкция, воплощенная с выдумкой и не без тонкого хулиганства. Поклонников плюшевого "нео" просьба не беспокоиться: эта штука рассчитана на закаленных авант-баталиями спартанцев. Им и рекомендую.

17 мая 2014 г.

Robert John Godfrey "The Art of Melody: Romantic Piano Music, Book 1" (2013)

Годы идут. The Enid давно превратились в классиков, но при этом не думают устаревать. Вечный двигатель проекта - бородатый джентльмен из Лидса Роберт Джон Годфри (р. 1947) - нашел свою формулу абсолютной юности. Творчество - вот залог непрестанного движения души. Отсюда неувядающие лиризм, страсть и умеренные эксперименты с формой. Зрелость идейную (как-никак, сорок лет в строю) Роберт предпочитает обозначать философскими сентенциями; к примеру: "Для меня наиважнейшее качество искусства заключается в умении раскрывать глубокие знания о мире без необходимости привлечения фактов". Что до будничности, седовласому магу она претит. Истинной реальностью Годфри служат поэтика сонетов Шекспира, глубокие тона церковного органа, волшебство разыгрываемых при свечах клавесинных этюдов... В музыке он подчеркнуто консервативен. Попробуйте мысленно изъять рок-составляющую из канонических полотен The Enid. И тогда вам откроются чарующие романтические контуры века девятнадцатого, воздушное благородство утраченных, казалось бы, идеалов. Однако кое-кто бережно хранит их, чтобы в урочный час предъявить новой генерации меломанов...
Сольная ипостась Роберта разнится с коллективной деятельностью: тут иная расстановка акцентов. Пенное электрическое бурление, фундаментальный энергетический напор фактически сведены к минимуму. И альбом "The Art of Melody" демонстрирует это наглядно. Шесть пьес + два "живых" номера, исполненных при поддержке Бирмингемского городского симфонического оркестра, большей частью основаны на знакомых мотивах с первых пластинок The Enid. Ведущий инструмент - фортепиано, вспомогательные средства - привычный для дедушки Годфри арсенал клавишных. Начало "Cogenhoe Gallivant" - репрезентативный экскурс во вселенную "In the Region of the Summer Stars". Разумеется, речь лишь об эпизодическом цитировании. Аранжировочные приемы, композиционные оттенки и нюансы традиционны, а все же звучат свежо. Дивная полифония, мерцающие загадочным светом фортепианные краски, уверенный профессионализм, не переходящий (что важно) в самовлюбленную виртуозность. Высочайший артистический класс сэра Роберта во всем его великолепии. "English Rhapsody" - тонкий срез меж элегической рефлексией и пафосной грандиозностью, находящийся в рамках избавленной от налета пошлости неоклассики. Безумно хороша "The Mirror of Love" - парафраз проникновенной фрески "The Lovers" с дебютного лонгплея группы, подлинный мелодический шедевр. Камерный коллаж "Five Gemstones" отталкивается от базовой линии, заданной Джо Пейном - нынешним фронтменом The Enid. Исходную вокальную тонику Годфри с изяществом преобразует в тематическую россыпь коротких, внешне сюжетно не связанных микро-эскизов, обретающих, по воле автора, вид логически завершенной конструкции. "Intermezzo" полнится настроением 1976-го года, событийной ностальгической вязью колдовского фасона; без сонических перемещений в прошлое маэстро попросту не умеет существовать. Венчает студийную часть титульное произведение - плоть от плоти предшествующих сочинений, тотальное погружение в океаническую бездну образов британского мэтра.
Резюмирую: живописный альянс романтизма с академической строгостью, настоящий подарок для ценителей 'симфо'. Наслаждайтесь.

14 мая 2014 г.

Dan Ar Bras "Douar Nevez (Terre Nouvelle)" (1977)

К своей первой сольной пластинке Даниэль Ле Брас подступался долго: накапливал профессионализм. Уже был приобретен опыт солиста в составе чудесного прог-трио Mor (1973), взяты на вооружение навыки сейшмена при семейном дуэте Габриэля и Мари Якуб (1973), освоен близкий по духу фольклорный материал Алана Стивелла под шапкой "Trema'n Inis (Vers L'Île)" (1976), а молчаливый гитарреро никак не мог определиться с жанровой самоидентификацией. Одномерность "народного" творчества Ар Браз отмел загодя: деревенскими посиделками с соответствующим репертуаром пусть тешатся другие. Ему же в равной степени импонировали традиционная бретонская душевность и благородная энергия арт-рока. Исходя из этих соображений, подбирался аккомпанирующий состав. "Douar Nevez (Terre Nouvelle)" - не столько мощная композиторская заявка лидера, сколько результат совместных дружеских действий представителей "кельтского" звена и оригиналов из цойл-тусовки. Элегантный прогрессивный эксперимент, заслуживший подробного рассказа.
Двенадцать номеров инструментального релиза не претендуют на эпический размах, зато привлекают своеобразием рецептуры. Истинный визионер от музыки, Дан стремился продемонстрировать слушателю комплексную, уникальную по языку и колориту звуковую картину. Что ж, оно получилось. Лирическое "Intro" радует мягкой светотенью пиано-аккордов Бенуа Видеманна (Magma). Застолбленный рядом напористый фьюжн-боевик "Retour de Guerre" отмечен безупречными соло Ар Браза вкупе с клавишными коврами Бенуа, подкрепленными крепкой ритм-секцией в лице басиста Дэйва Пегга (Fairport Convention, Jethro Tull) и ударника Мишеля Сантанжели (Alan Stivell, Keris, YS, Malicorne). Старинные мотивы оживают под покровом волшебной пасторали "Naissance de Dahud", искрящейся тончайшим синти-бэкграундом, акустической вязью гитары и деревянными духовыми Патрига Молара. Загадочная фреска "Mort et Immersion de Malguen Fin du Voyage" интересна умозрительной отсылкой к наследию Майка Олдфилда (пиано-секвенции + басовая чеканка рождают ассоциации с темой "Tubular Bells") и параллельно внедряемыми партиями ирландской волынки. Элемент энигматики приумножается в пространстве этюда "Naissance de la Ville", где отточенный струнный рисунок Ар Браза удачно дополняется атмосферными "маринами" Видеманна и замысловатой перкуссией авторитетного сессионщика Марка Шантеро (Jean Cohen-Solal, Jean-Claude Vannier, Pascal Duffard, Zao). В одиночном номере "Morvac'h (Cheval de la Mer)" менестрель Дан ненавязчиво-убедительно "виртуозничает" без помощи электричества, а чуть погодя включает "рок-героя", насыщая сонические закоулки главы "Orgies Nocturnes" лихими цветастыми пассажами. Приятственную тишь камерной пьесы "L'Ennui du Roi" оттеняет деликатная оркестровка Бенуа. "Les Forces du Mal" подобна замедленной раза в три джиге, удобства ради плотно пристегнутой к блюз-роковой форме. Арт-драматизм и созерцательная кельтика сливаются в бурном экстазе на просторе 7-минутного полотна "L'Appel du Sage". Туманные клубы неба разбиваются о пенистые буруны в напоенном пилигримской романтикой сюжете "Submersion de la Ville". И в финале - безбрежно-безмятежная электроакустическая кода "Douar Nevez (Terre Nouvelle)", венчающая мечту с космической бесконечностью...
Резюмирую: превосходный пример неувядающего величия фолк-прога и, пожалуй, наиболее внушительный том в собрании сочинений Дана Ар Браза. Рекомендую.

11 мая 2014 г.

Sotos "Platypus" (2002)


Первый альбом Sotos (1999) застал врасплох любителей авангарда. Вряд ли кто ожидал от новичков подобной крутизны материала. Критики наперегонки соревновались друг с другом в подборе сопоставлений, мелькали имена: Стравинский, Magma, Univers Zero и даже Gong. Не обошли вниманием стилевые выверты французской пятерки; ярлык "цойл-танго" - пожалуй, одна из наиболее экстравагантных выдумок пишущей братии. В общем, приняли их на ура. Тем временем Sotos не особенно торопились с продолжением. Действуя, по заведенной традиции, размеренно-вдумчиво, вчерашние студенты консерватории тщательно разрабатывали узловые коллизии программы № 2. Композиторские функции поделили между собой басист Бруно Камьяд и гитарист Ян Азера. В результате оба продемонстрировали недюжинную фантазию, зрелость и оригинальность авторских художественных принципов. Попробуем осветить детальнее разноликие составляющие концепта "Platypus".
На семи передних позициях раскинулась 41-минутная сюита "Malstrøm", принадлежащая перу Камьяда. Анализировать это "эпическое головокружение" очень непросто. Не спасает и разбивка на эпизоды. Кажется, инструменталисты задались целью во что бы то ни стало сподвигнуть аудиторию на массовый акт лоботомии. Если так, то их можно поздравить с успехом. Жесткий хаос гитары и металлически звучащих ударных Мишеля Азеры (отдельное 'мерси' микшировавшему диск Бобу Дрейку) усугубляется монотонными партиями баса, гудением виолончели (Надя Леклерк) и безумными скрипичными пассажами (Николя Казо). Яростная суматоха вводной главы постепенно теряется в тумане камерных обстоятельств. "Malstrøm (Part 2)" - это прежде всего расфокусировка, лишь изредка оживляемая индустриальным нагнетанием ритма. Предельная сбалансированность структуры явлена нам в "Malstrøm (Part 3)" - идеальном примере chamber-рока с "фриппующей" гитарой пересмешника Яна. Четвертая фаза шизофренического "марлезонского балета" - своеобразный турнир по бриджу (доктор Джекил против мистера Хайда) с дружным походом к психотерапевту в качестве приза. На следующем уровне царит сумрачный минимализм заунывного толка с легкими диссонансными отклонениями; тем не менее событийно обедненный ряд не исключает интриги, держащей в напряжении вплоть до финальных аккордов. "Malstrøm (Part 6)" лихорадочно атакует здравый рассудок потенциального наблюдателя, целенаправленно подталкивая того к бездне. Ну а итогом дикого путешествия служит застенчивая пьеса "Malstrøm (Part 7)" для гитары, металлофона и скрипки; довольно неожиданная и вместе с тем привлекательная концовка. 27-минутная "Wu", сочиненная маэстро Азерой, подана целиком. Ядреная помесь дарк-прога, РИО, классицизма а ля пост-Барток и кримзоидных электрических вспышек гнева выглядит монументальным агонизирующим монстром, чье предкоматозное возбуждение поневоле передается и слушателю. Короче говоря, беспощадная жуть, гипнотизирующая до последнего.
Резюмирую: великолепно спроектированный авант-проговый аттракцион, лебединая песнь формации Sotos. Распустив бэнд, братья Азера сколотили квартет Zaar. В январе 2006-го безымянный релиз дебютантов издали на профильном лейбле Cuneiform. А 10 ноября того же года Ян Азера трагически погиб в Испании. Невзирая на этот печальный факт, память о гитаристе продолжает жить, что подтверждает не так давно вышедший трибьют-сборник. "Ars longa, vita brevis", учили древние. И были как всегда правы.

9 мая 2014 г.

Panthéon "Orion" [plus 3 bonus tracks] (1972)


Высота, заданная чародеями из Focus, голландцам Panthéon так и не покорилась. Хотя обстоятельства для группы складывались очень удачно. Зародившись как типичный школьный бэнд, головастые парни взялись методично пробивать путь наверх. В 1971-ом молодые таланты победили на ежегодном фестивале Rekreade (Гаага), где в качестве приза отхватили возможность бесплатной рекординг-сессии на базе компании Phonogram. Первый студийный опыт обернулся изданием двухпесенного сингла. Причем из цензурных соображений название трека "Masturbation" переиначили в бессмысленное "Master Basion". Абсурд, конечно, ну да ребятам в тот момент на подобные мелочи было плевать. Они наслаждались приобретенным статусом. Ведь дальше Panthéon ждали выступления в Pop Temple Paradiso и прочих концертных залах. И не просто так, а на правах разогревающего состава у Focus и Solution. Миньон-альбом "Daybreak/Anais" упрочил популярность квартета. Panthéon сделались желанными гостями на радио и ТВ. Вскоре их приметил продюсер Тони Вос, помогший оформить контракт с прогрессивным лейблом Vertigo. И в 1972 году увидел свет единственный лонгплей ансамбля.
Открывающий трек "Daybreak" - воплощение лучших черт фламандского арта. Ярко выраженная мелодическая основа; ненавязчивая, но тотально присутствующая ритмика (за ударными - Роб Верхувен); изящная перекличка флейты Ханса Боера с "Хаммондом" Рюда Ваутерсона; почти что аккермановская гитарная подача Альберта Велдкампа + фоновый хорал, содержащий в себе явственный оптимистический посыл. Базовые композиционные компоненты вальс-фантазии "Anaïs" отличаются открыто подражательным характером: возникает ощущение, будто это вещь с барского плеча Тийса ван Лира. Однако автором всех сочинений числится органист Ваутерсон. А значит, имеет место сознательная инспирация классикой нидерландской прог-сцены. Впрочем, корить Panthéon не хочется: уж больно приятно ложатся на слух искусные произведения четверки. В 11-минутной теме "Apocalyps" наши герои демонстрируют умение играючи расправляться с фьюжн-элементами: мощные вензеля альт- и тенор-саксофонов Боера, обильное флейтовое сопровождение, гулкий бас Велдкампа, полифоническое богатство клавишных мастермайнда Рюда, сбивки и ускорение/замедление темпа... Усматриваются аналогии с творчеством Solution. Но исполнено - не придерешься. Да и незачем. Коротенький этюд "The Madman" разбавляет картину нотой шуточного сумбура. Маневр достаточно грамотный, если учесть плотное соседство миниатюры с титульным эпиком. Именно "Orion" служит средством удовлетворения коллективных амбиций участников действа. Непомерно крупная форма (хронометраж данного опуса - 19.28) намывается из элегического хорально-духового интро, взбалмошной инструментальной прог-эквилибристики, романтического вокализа в средней секции, зажигательных джаз-роковых пируэтов и других увлекательных эпизодов крайне замысловатой мозаики. Бонусами представлены: "I Want to Know" (небольшая проба пера; здесь Panthéon только нащупывают собственную модель поведения), вышеупомянутый эскиз "Masturbation" (трикстер, балансирующий на грани показной удали и записного лиризма) и сингл-версия хита "Anaïs".
Резюмирую: весьма симпатичный релиз, отмеченный исключительным профессионализмом его создателей. Рекомендую.  

7 мая 2014 г.

Various Artists - Colossus Projects "Rökstenen - A Tribute to Swedish Progressive Rock of the 70’s" (2009; 3 CD)

В деле "выпечки" трибьют-альбомов Марко Бернарду равных нет. Кипучей энергии этого итало-финна хватает на великое множество проектов. Тут и Ассоциация прогрессивной музыки Colossus (основана в 1995-ом), и одноименный журнал (издается с 1996 г.), и деятельность в банде The Samurai of Prog, и, естественно, бесконечная серия тематических сборников, штампуемая на базе лейбла Musea. "Rökstenen" - достаточно закономерный шаг для креативщика Марко. В конце концов, если состоялось двухчастное (2000, 2009 гг.) мега-посвящение финскому прогу семидесятых ("Tuonen tytär"), почему бы не предпринять аналогичный ход в отношении прогрессива шведского? Именно этим синьор Бернард и занялся без отрыва от производства. В итоге имеем полновесный бокс-сет из 3-х CD, под завязку нашпигованный вокально-инструментальными треками разной степени сложности. Состав участников традиционно пестр и многонационален. Возьмем же на себя труд пересчитать "алмазы" в рок-пещерах короля-многостаночника Марко. Однако прежде стоит отметить своеобразный метод компоновки. Будучи главным "менеджером по персоналу", маэстро Бернард поступил весьма интересно: композиции из наследия грандов нордической сцены здесь выстроены по принципу "семейственности". Поэтому не очень удивляйтесь, обнаружив идущие подряд три вещи Blåkulla или четыре Kaipa: таково концептуальное видение кучерявого дядюшки М.
Исследовать на прочность все позиции компиляции (в совокупности их - ровно сорок) - процесс утомительный и никчемный. Для общей пользы ограничусь "гвоздями программы".
Примерная статистика по первому диску. Призовых мест заслуживают: Jinetes Negros с монументальной версией пьесы Blåkulla "Mars"; Simon Says, филигранно расправившиеся с "Tajgan" Kaipa; мастеровитые Beardfish, по-хорошему задиристо отыгравшие "Pop Poem" из репертуара Made in Sweden; Bootcut, предсказуемо замахнувшиеся на барокко-фолк-сочинения Мерит Хеммингсон ("Gånglåt från Ovanåker") и бесподобно воссоздавшие ретро-атмосферу праздника посредством звуковых "Хаммонд"-красок; темные шведские лошадки The Grand Trick, дивно сработавшие "The Black Riders" Бо Ханссона.
В последующих томах отличились: финны Kate, сорвавшие куш с эпиком "Disease" легендарного квартета Dice, и американцы Karmic Jaggernaut, "близко к тексту" исполнившие произведение "Greed" вышеупомянутых скандинавов; Tkingdkeys, нахально посягнувшие на творение Samla Mammas Manna "Ingeting"; буйное хард-трио Magnolia с вариацией на "Ganska långt från Sergel" November; Wasa Express, сварганившие прогрессивный фанк-фьюжн "Apkalops" по рецепту Egba; фолкнесса Anja, оригинально переосмыслившая "Mount Everest" тех же November; аналоговые кудесники The Divine Baze Orchestra, воспроизведшие "Här kommer natten" Pugh Rogenfeldt; голландский мультиинструменталист Matthijs Herder, нагнавший психоделической жути в "Two Hours Over Two Blue Mountains..." Älgarnas Trädgård. Да, еще Хокан Альмквист, в одиночку под вывеской Orient Squeezers переложивший этюд "Ödet" Zamla Mammaz Manna на этнические рельсы. Пожалуй, вот так.
Суммируем: довольно приличный трибьют-акт, характеризующийся почтением к номерам-первоисточникам и преимущественно высоким уровнем музыкальной культуры собравшихся. Советую ознакомиться.

4 мая 2014 г.

Skin Alley "To Pagham and Beyond" (1970)

В феврале 1970-го Skin Alley расстались с продюсером Диком Тейлором и перешли в ведение Фрица Фрайера. Под его началом были запечатлены хит-синглы "Tell Me" и "Better Be Blind". А дальше руководство концерна CBS взялось активно продвигать подопечных по всем направлениям. Группу впервые отправили на гастроли за пределы Великобритании. После успешной серии французских концертов (в связке с Edgar Broughton Band и Кевином Эйерсом) новички удостоились лестных отзывов в прессе. Результатом признания у "акул пера" явились зажигательные шоу, данные в престижных лондонских залах The Roundhouse и The Marquee Club. Ну а ранним летом 1970 г. Skin Alley в содружестве с Фрайером и техником Мартином Бирчем приступили к созданию второй пластинки. В процессе студийных сессий команду неожиданно покинул Томас Кримбл. Последовавшая замена в лице басиста/флейтиста/вокалиста Ника Грэма (Atomic Rooster) серьезно повлияла на расстановку музыкальных акцентов. Хотя к тому моменту участники квартета успели почувствовать вкус к джазовой импровизации, чем и не преминули воспользоваться в работе...
Точка отсчета - развернутый номер "Big Brother is Watching You". Вещь, в общем-то, традиционная по меркам Skin Alley. Тяжелые гитарно-органные риффы, гармоника мистера Кримбла, шустрый сакс Боба Джеймса и не менее резвое фоно Кшиштофа Юшкевича, аккуратная перкуссионная штриховка Элвина 'Джайлза' Поупа вкупе с его же чеканным ритмом ударных + общая атмосфера сумрачной интриги, подпитанной событийным оруэлловским рядом. Флейтово-психоделические интонации в ритм-энд-блюзовом ракурсе ("Take Me to Your Leader's Daughter") эпизодически пересекаются с творческими исканиями Indian Summer (последние, впрочем, выдвинулись на большую прото-проговую сцену годом позже). Особенный оттенок происходящему сообщают искусные пиано-маневры Юшкевича и мастерские духовые упражнения Джеймса. Пьеса "Walking in the Park" - бенефис свежеиспеченного фронтмена Грэма. Резковатый вокал, обильное брасс-сопровождение, ходульный бас, джаз-партии "Хаммонда", причудливые саксофонные завихрения... Совершенно иная звуковая картина, мало соотносящася с прогрессивным роком. Обратный арт-скачок поджидает нас в произведении "The Queen of Bad Intentions": органное цитирование "Венгерской рапсодии № 2" Ференца Листа, стройная песенная мелодика, прихардованные узоры гитары, типичные для жанра шалости с темпом и изысканный элегический фьюжн-финал. В 8-минутной "Sweaty Betty" члены бэнда при попустительстве бригадира Ника изощряются кто во что горазд на почве игрового джаз-рока; справедливости ради, эта роль ребятам вполне по плечу. Завершается программа экстраординарной по своим параметрам мессианской фантазией "Easy to Lie"; синтез госпела с джазом и вязкой психоделией - очевидное новаторство, делающее честь композиторскому нахальству бойцов из Skin Alley.
Резюмирую: крепкий, смелый, оригинальный релиз; желанный образец в коллекции меломанствующего интеллектуала. Рекомендую.