30 янв. 2014 г.

Henry Fool "Men Singing" (2013)

Дурашка Генри явился на свет очень по-английски - в разговорах за чашечкой кофе. Дело было поздним вечером накануне Миллениума. Тогда случай свел воедино музыкантов из различных составов (No-Man, Samuel Smiles, LaHost, Pendragon, Regal Worm и др.). Невзирая на некоторое расхождение во вкусах, присутствовал и общий момент, а именно - любовь собравшихся к андеграунд-сцене конца шестидесятых. Так что изданный в 2001-м безымянный дебют ансамбля стал попыткой проторить тернистый путь в неведомое под знаменем классической прог-психоделии. Следующий шаг потребовал от участников Henry Fool немалой выдержки. Годы вдумчивого сочинительства, импровизации, рефлексивного самоедства... Разумеется, у всех имелись другие места служения искусству. Но за творческой занятостью ребята не забывали о симпатичном бастарде, растущем без опеки и присмотра. Осенью 2006 г. стартовали сессии по воплощению пластинки "Men Singing". И продолжалось сие аж до ноября 2012-го! В процессе производства изменилось командное видение альбома. Артисты отважились проигнорировать вокальную часть (что странно, ведь один из лидеров бэнда - Тим Боунесс - преимущественно известен как певец тех же No-Man, Memories of Machines и Slow Electric). К стержневым членам бэнда (Боунесс - гитара, Майкл Бирпарк - гитара, Стивен Беннетт - клавишные, Питер Чилверс - бас, Майк Клиффорд - духовые, Фадж Смит - ударные) добавились Эндрю Букер (ударные), Джаррод Гослинг (меллотрон, синти-бас, глокеншпиль, струнный синтезатор Solina) и авторитетный гитарист Фил Манзанера (Roxy Music, 801, соло). Надо сказать, вливание "свежей крови" оправдало себя с лихвой. Космическая поэтика Henry Fool обрела еще большую утонченность и глубину, палитра обогатилась оттенками, заметно повысилось техническое мастерство. Впрочем, не будем торопить события и рассмотрим каждую из четырех композиций в отдельности.
13-минутная пьеса "Everyone in Sweden" - терпкий букет из ощущений. Закольцованные арпеджио, множество электронных примочек, пространная ликвидность клавишных вкупе с джаз-экзерсисами сакса на фоне монументального ритма, интригующее погружение в чистый астрал... Кажется, будто перед нами облегченный вариант Ozric Tentacles пополам с Ship of Fools, хитрым способом умноженный на транс-заморочки Soft Machine. Загадочная картина, увенчанная мимолетными секвенсивными позывными. Заглавный опус поначалу воспринимается отвлеченно-аморфной спейс-фьюжн-гаммой. Однако постепенно вводимые в оборот 'squawk' и 'clunk'-риффы Манзанеры сообщают действу налет "зубастости", а очерченные бас-грувы Чилверса с плотными ударными Букера временно удерживают содержимое в русле конкретики. "My Favourite Zombie Dream" можно расценивать как британское вторжение на застолбленную тевтонами краут-территорию; прекрасный созерцательно-имагинативный вояж, не лишенный щекочущих нервишки моментов. Заключительный комплексный гипно-трип "Chic Hippo" украшен скрипичными пассажами Стива Бингэма, привносящего во внешне бесстрастную событийную канву драматическую ноту; в переломной же фазе (примерно на 9-й минуте трека) произведение и вовсе отклоняется в сторону флойдических настроений образца 1973-1975 гг., размываясь под занавес до полной эмбиентальности...
Резюмирую: таинственное путешествие за пределы эго под знаком психоделического джаз-рока умеренно прогрессивной яркости. Пропускать не советую.     

27 янв. 2014 г.

Jackson Heights "King Progress" (1970)

На вопрос "есть ли жизнь после Nice?" утвердительно сумел бы ответить не только Кит Эмерсон, прославившийся сами знаете где, но и Ли Джексон - волевая личность креативного типа. После распада альма-матер Кит, Ли и ударник Брайан Дэвисон пособили именитому барду Рою Харперу с записью пластинки "Flat Baroque and Beserk". А уж затем навострили лыжи в разных направлениях. Джексона, по-видимому, зацепила простонародная искренность трудяги Роя. В итоге он решил попытать счастья в схожей манере. Так возник персональный проект Jackson Heights, получивший свое название в честь окраинного квартала нью-йоркского района Куинс. Поиски компаньонов оказались недолгими. У Ли (акустические гитары, гармоника, вокал) изначально имелось представление о составе. И нужно было лишь заручиться согласием старых друзей. По счастью, план реализовался как надо. Чарли Харкоурт (электрогитара, испанская гитара, пиано, орган, клавесин, меллотрон, вокал), Томми Слоан (ударные, перкуссия), Марио Энрике (бас) и Коваррубиас Тапия (испанская гитара, вокал) не замедлили откликнуться на зов трудяги Джексона. Руку помощи ансамблю протянул шеф прогрессивного лейбла Charisma Тони Стрэттон-Смит. Рулевой Jackson Heights продемонстрировал меценату материал гипотетического альбома, и Тони взялся за дебютантов всерьез. Звуковые сессии распределили меж студией IBC и передвижным рекординг-комплексом Эдди Оффорда (позднее приобрел известность в качестве саунд-продюсера Yes). Оформление LP-конверта поручили кудесникам-визионерам с Hipgnosis. Короче, с ребятами работали профи. От команды же требовалось одно: не подкачать. И уж тут они постарались...              
Семь вещей "King Progress" - пример доступно-изящного арт-фолка с психоделическим окрасом. Тон задает "Mr. Screw" - ритмичная фантазия глючного пошиба. Здесь Джексон совмещает крайности: задиристый блюз-рок разбавлен "кислотным" вокодер-эхом битловской "I Am the Walrus". Эдакий потайной реверанс в сторону мастеров, от которого бригада дядюшки Ли сворачивает в область чистой рефлексии ("Since I Last Saw You"). Семь минут преимущественно акустического действа, впитавшего Doors'овскую склонность к проигрышам-размышлениям, в чем-то предвосхищают маневры Флойд (скажем, периода "Animals"); впрочем, могу и ошибаться. "Sunshine Freak" - незатейливый расслабленный попс на почве традиционного R&B. Зато идущий следом титульный номер радует элегической красотой, подчеркнутой аккуратным симфоническим обрамлением и приятственной партией деревянных духовых. Погрузив слушателя в пространную негу, Jackson Heights внезапно меняют курс и заводят куражистый рок-н-роллистый мотивчик "Doubting Thomas" с дурашливой гармоникой, помноженной на буги-вуги пассажи фоно. И вновь эмоциональный кульбит, на сей раз в сферы высокохудожественной эстрадной драматургии: неспешный монолог фронтмена протекает на фоне бархатной меллотрон-оркестровки вкупе с философскими гитарными междометиями. Завершает картину балладная пастораль Cry of Eugene" из наследия The Nice", переосмысленная Джексоном с учетом изменения кадровой, жанровой и репертуарной политики.
Резюмирую: симпатичная, неброская и в то же время достаточно выразительная панорама, способная приглянуться широкому меломанскому кругу. Дерзайте.     

23 янв. 2014 г.

Diversion Voice "Underwater" (2011)

Отсутствие лидера - стимул к коллективному эксперименту. И деятельность московского квинтета Diversion Voice наглядно подтверждает озвученный тезис. В руках участников бэнда - тонкие нити, детали сюжета. При этом связного концепта (тщательно выстроенной истории) здесь нет. Артефактом выступает непосредственно музыка. А точкой сборки служит образ мегаполиса как акустического резонатора, что, согласитесь, достаточно увлекательно и нетривиально. Казалось бы, лишнее погружение в урбанистический хаос - сущая пытка для горожанина. Однако все решают средства. У Diversion Voice они предельно выразительны. Итак, состав ансамбля: Матвей Ушаков – гитара, Илья Болкисев – саксофон, электроника, Иван Дорохов – бас, Алексей Крючков – барабаны, Дмитрий Красов – гитара, перкуссия. Разностилевые увлечения ребят сформировали уникальную и многомерную среду, для которой сложно подыскать единственно верный термин. Пусть это будет прогрессив-фьюжн. Хотя суть, конечно же, не в определении...  
При тотально невербальном характере содержимое предполагает под собой философскую подоплеку. Социальный аспект волнует членов DV не меньше прочего. Отсюда сонические картины из жизни современного общества с его карьерными ловушками, друзьями-фантомами и безграничным чувством одиночества, вызванным к реальности никчемностью глянцевого антуража. Названия треков нарочито аморфны. Но мелодии способны приоткрыть завесу над смыслом, скрытым за чертогами слов. Вот "Source (intro)" - видение неоновых миражей над гудящим полотном автострады. Плазменным отблеском струится "Red River", притягательная в своей джазовой эмбиентальности (синтетический морок электроники, грувы ритм-дуэта и сольная вязь саксофона, а потом и гитары сливаются в затейливую мозаику, сотканную из элементов ложного комфорта). "Feeling of Snow", вопреки наименованию, далека от какой бы то ни было поэтичности: гипно-трансовые параболы, индустриальный колорит, металлические нотки в искаженном голосе гитарных струн - символ равнодушия, столь естественного для эпохи постмодерна. Зато эмоциональный посыл пьесы "Aqua" в корне отличен от предшествующего номера. Изящный округлый фанк полностью адаптирован к водной электронной субстанции с витиеватым кружевом сакса, ближе к финалу вырастающим до размеров натуральной медной секции. В контексте сочинения "Rain" интеллектуалы Diversion Voice пересекают новый рубеж, беззастенчиво вторгаясь на территорию крепкого хард-н-арта, где развертывают (и довольно успешно) причудливую игру по собственным фьюжн-правилам. Титульная вещь, отмеченная легким креном в микрохроматику, напоминает шкатулку с сюрпризом: богатая оттенками субжанровая инфраструктура - от восточного флера и прог-обертонов а ля Finch до пробивного ершистого джаз-рока. Перепады настроения сопутствуют и зарисовке "Black Milk", чей колебательный контур обусловлен событийной жесткостью пополам с загадочностью. Венец творения - почти 10-минутная фреска "Stream": тут вам и озрикоподобные космические коленца, и грозные бойцовые позывные гитары, и ориентальный психоделический привкус, усиленный перестуком табла...
Резюмирую: в высшей степени умный, стильный и оригинальный релиз, способный удовлетворить эстетские запросы привереды-меломана. Очень рекомендую.

20 янв. 2014 г.

Fermáta "Fermáta" (1975)

Эта оригинальная рок-единица родом из ЧССР на протяжении десятилетий высоко несла знамя восточноевропейского прогрессива. Основал же ансамбль Fermáta гитарист-виртуоз Франтишек Григляк (р. 1953) - личность скромная, но любопытная. С 5-летнего возраста изучал фортепиано. Однако в консерватории профильным инструментом выбрал гитару (сказалось увлечение творчеством The Beatles, Клиффа Ричарда, Джими Хендрикса и The Kinks). Рок-университетами для Франтишека стали культовые группы Prúdy и Collegium Musicum. Поднабравшись опыта игры в мегастилевых плоскостях, Григляк затеял организовать собственный экспериментальный проект. В 1973 г. при активном посредничестве Томаша Берки (клавишные), Павла Козмы (ударные) и Ладислава Лученича (бас) он создал Fermáta. Два последних музыканта в процессе активной деятельности отсеялись и были заменены на Петера Запу и Антона Яро. В таком составе квартет приступил к записи дебютной пластинки...
Базовый композиционный принцип Fermáta внешне выражается формулой: "тема (введение) - центральная импровизация - тема (заключение)". Тут, естественно, не обойтись без школы, а также предельно обостренного "чувства локтя". Сложные авторские выкладки Франтишека требовали от исполнителей едва ли не джазовой интуиции. И, надо отдать должное ребятам, справились более чем достойно. Наравне с мастерством братья-славяне сумели проявить завидное взаимопонимание, выдержку и артистизм.
Слаженность, мощь и ураганная энергетика берут слушателя в оборот с первым же треком - пролонгированной пьесой "Rumunská rapsódia". Завораживающие техничные пируэты лидера, свободные электропиано-пассажи Берки и головоломные ритмические смычки меж секциями сделали бы честь любой фьюжн-формации из Великобритании или Штатов. Определенно, фантазии да удали чехословакам не занимать. Что они и продемонстрировали в 10-минутном фри-этюде "Perpetuum II" с имитирующими звучание сакса синти-партиями, гипнотическими бас-грувами, архизагадочной органной тоникой и остро отточенными гитарными соло. Джазовыми сменами сюжетных линий полнится фреска "Postavím Si Vodu Na Čaj", где энигматические струнно-клавишные эскурсы камерного плана чередуются с заряженными электрической страстью блоками; изобретательная четверка словно нащупывает иной уровень, рубеж, за которым грамотный, но несколько стандартизированный фьюжн обретает по-настоящему художественный объем. И тогда уже можно изящно продефилировать по хрупкому барочному мостику, нырнуть в самую гущу лихорадочного рок-пекла, пустить над поверхностью улыбчивую стайку мыльных пузырей и риффово оскалиться напоследок, не забыв намекнуть: мол, расслабьтесь, мы просто шалим ("Valčík Pre Krstnú Mamu"). Закругляется релиз эпической утопией "Perpetuum III", эффектно плещущей дунайскими волнами, исследующей на прочность гибридную ткань авангардного джаз-рока, под завязку нашпигованной хлесткими инструментальными фразами Григляка и его пытливых разумом друзей.           
Резюмирую: крепкий и бескомпромиссный стартовый акт одного из интереснейших коллективов прогрессивно ориентированного соцлагеря. На заметку всем поклонникам Brand X, Mahavishnu Orchestra и Colosseum II.  

17 янв. 2014 г.

L'Ombra Della Sera "L'Ombra Della Sera" (2012)

Если вскроется, что Фабио Дзуффанти - киборг, запрограмированный "креативить" напропалую, - клянусь, никакого шока не испытаю. Ну нельзя нормальному человеку столь масштабно самовыражаться! Aries, Finisterre, Höstsonaten, Quadrophonic, Rohmer, La Mascherra Di Cera... И это не считая рок-опер, сольных дисков и продюсирования перспективной молодежи. Ощущение, будто маэстро стремится успеть перепробовать все. Симфо-артом, джаз-роком, фолком и электроникой в его исполнении нас, пожалуй, не удивишь. Однако в собственных творческих завихрениях синьор Фабио ретив без меры. Потому и предпринимает год от года активные вылазки на неизведанные прежде территории (таковых, кстати, раз-два и обчелся). В случае с L'Ombra Della Sera нелегкая занесла Дзуффанти на сумрачные ландшафты дарк-прога. А поскольку итальянцы - известные любители страшить и пугаться, мимо хоррор-драматургии наш универсальный басист не мог пройти по определению.
Компанию старине Фабио составили коллеги по La Maschera Di Cera - клавишник Агостино Макор (рулевой формации Zaal) и ударник Маурицио Ди Толло. Иных участников той же группы (Алессандро Корвалья - вокал, Андреа Монетти - флейта) отчего-то записали в команду гостей, к троице джазменов - контрабасисту и духовикам. Причем интриги ради каждого из вспомогательной обоймы наградили псевдонимом. Надеюсь, обид на лидера ребята не затаили. Тем более что ключевые игроки L'Ombra Della Sera в буклете отсутствуют вовсе. Да и подбор композиций отдает мистификацией. Авторских вещей Дзуффанти тут нет. Зато имеются тщательно переработанные версии произведений классиков итальянской кино-музыки 1970-х. И в данном отношении дебютную программу трио следует рассматривать как своеобразный трибьют.
Вступлением служит 11-минутная "Gamma". Взяв за основу оригинальный саундтрек Энрико Симонетти 1976 года, L'Ombra Della Sera принялись экспериментировать с соническим колоритом. Если растянутое начало вполне согласуется с канонами прото-эмбиента, то центральная часть держится в рамках мелодического арт-рока, помноженного на психоделические краут-схемы (Макор использует обширную аналоговую линейку клавишных, параллельно задействуя терменвокс). Волшебный соул-стандарт Берто Пизано "La Traccia Verde" развивается с грациозной неспешностью - от меллотрон-прелюдии до джазовых пассажей трубы и сакса под аккомпанемент электропиано и глокеншпиля. "Il Segno Del Comando (Cento Campane)", принадлежащая перу Ромоло Грано, демонстрирует блестящий синтез полифонического прогрессива с фьюжн-фанком: отменная оркестровка и безупречно подогнанные друг к дружке детали. В "Ritratto di Donna Velata" Рица Ортолани проявляются доселе скрытые флейтово-вокальные резервы; интересное соединение мотивности, торжественности и расслабленности. На правах эпического финала - 18-минутное полотно "Ho Incontrato Un’ Ombra (A Blue Shadow)" Р. Грано, в 1974 г. воплощенное оркестром под руководством Берто Пизано, а теперь решенное минимальным количеством лиц. Эффекта, впрочем, от этого не убавилось, ибо матерые профессионалы современной прог-сцены со знанием дела гоняют слушателя по огненным кругам Дантова ада. Мощнейший джазовый авангард, уложенный между предельно элегическими интро и кодой...
Резюмирую: восхитительно эклектическая, и все ж таки тяготеющая к целостности панорама, заметно выделяющаяся на фоне большинства нынешних релизов. Советую приобщиться.

14 янв. 2014 г.

Eden Rose "On the Way to Eden" [plus 2 bonus tracks] (1970)

Разовый проект Eden Rose - стартовая площадка для не менее разового, но умеренно популярного ансамбля Sandrose. Заварили кашу три марсельских музыканта - органист Анри Гарелла, басист Кристиан Клерфон и ударник Мишель Жюльен. Первые два в середине шестидесятых сотрудничали с певцом Клодом Франсуа, затем работали в рядах телевизионного поп-оркестра. А уже познакомившись с Жюльеном, ребята сколотили формацию Les Golden. Опекать их взялся представитель небольшого лейбла Katema. Он же посоветовал участникам трио присмотреться к гитаристу Жан-Пьеру Аларсену - одному из лучших французских сессионных артистов той поры. Контакт установился мгновенно. И вскорости новоявленный бэнд Eden Rose с превеликим энтузиазмом принялся разучивать материал, сочиненный маэстро Гареллой...
Пластинка "On the Way to Eden" писалась в формате коллективной игры, исключающем возможность наложений. Казалось бы, при таком, требующем максимальной собранности подходе, молодежи не избежать состояния зажатости. Однако в реальности получилось иначе. Накопленный опыт позволил квартету продемонстрировать отменный драйв и свободу в импровизации. Этим особенно отличился Аларсен. Ведь подавляющее большинство вещей оформилось до появления гитариста. И Жан-Пьеру, рассуждая здраво, предназначалась сомнительная роль "свадебного генерала", изредка подающего реплики. Но все произошло с точностью до наоборот. Смекалистый парижанин вовремя завладел инициативой. И потому вместо нарциссических лид-партий Анри мы слышим яркий, абсолютно живой диалог ведущих инструментов при солидной поддержке ритм-секции.
В титульном номере акцент все же смещен в сторону клавишных (фоно, орган, клавесин, электропиано). Гитарная начинка скромна и ограничивается рамками блюз-рока, тогда как Гарелла размашисто рисует в воздухе мажорные фигуры с некоторой примесью барокко. Зато последующий этюд "Faster and Faster" - чистое соревнование в скорости, технике и умении оттягиваться на полную катушку. Дабы сбалансировать насыщенный эмоциональный фон, наши герои разбавляют сюжетную плоскость лирикой; "Sad Dream" с ее спокойной "хаммондно"-гитарной интонацией близка по духу отдельным опусам Focus; впрочем, сравнивать обе команды бессмысленно: по калибру неравнозначны. "Obsession" на пару с "Feeling in the Living" - искрометная разлапистая фьюжн-связка, где функции центровых располовинены (тут мельком вспоминается Brian Auger's Oblivion Express). Ну и апофеозом джем-рока я бы назвал броскую штучку "Travelling"; вот уж по-настоящему "зажигательная бомба", убийственная в своей безбашенности! Эстрадный колорит "Walking in the Sea" вкупе с характерными инструментальными приемами вызывает довольно четкую ассоциацию: скандальный хит-дуэт Сержа Гинзбура и Джейн Биркин "Je t'aime... moi non plus". Допускаю, что конкретно им и инспирирован: хронологическая дистанция между обеими пьесами составляет год. Венчает действо лихая помесь джаз-рока и ритм-энд-блюза под вывеской "Reinyet Number". И чтобы хоть чуточку растянуть удовольствие почтеннейшим меломанам, ответственная за CD-издание компания Lion Productions дарит нам два бонус-трека: умиротворенную необарочную фреску "Under the Sun" и сингл-версию ранее упомянутого детонирующего заряда марки "Travelling".
Резюмирую: удачный пример прото-прогрессивного музицирования - аппетитного, холерически заразительного, расцвеченного талантом каждого из игроков. В общем, рекомендую.

12 янв. 2014 г.

Lars Danielsson "Liberetto" (2012)

Матерому зубру Ларсу Даниэльссону (р. 1958) не привыкать сотрудничать с молодежью. Причем, от любых проявлений протекционизма подобные узы далеки совершенно. Ларс отнюдь не тот добрый дядюшка, что способен вытянуть за руку на сцену потенциального "звездуна". У него свой метод работы. Творческие союзы Даниэльссона основаны на тождестве талантов. Так было с поляком Лешком Мождером (на момент альянса с шведским маэстро тот уже находился в статусе международной знаменитости). Аналогичная ситуация возникла и в 2011-ом, когда для напарником Даниэльссона сделался армянин Тигран Амасян. Последний, невзирая на юность (родился в 1987 г.), успел выпустить несколько пластинок, собственной пианистической техникой вызвать восторг у Чика Кориа и прочно обосноваться в интернациональных джазовых чартах среди корифеев жанра. В общем, ангажировали его не зря.
Диск "Liberetto" записывался пестрым в географическом плане составом. Помимо мастермайнда (контрабас, виолончель, электропиано) и господина Амасяна (фортепиано, вокал), команда пополнилась британским гитаристом итальянских кровей Джоном Парричелли, именитым норвежским трубачом Арве Хенриксеном и авторитетным шведским ударником Магнусом Эстрёмом (ex-Esbjörn Svensson Trio). Львиная доля композиций сочинена Ларсом единолично. Однако каждый из музыкантов привнес в содержимое нечто ценное, уникальное, свойственное лишь ему. Лиризм Хенриксена, лаконичность Парричелли и грувы Эстрёма - неотъемлемая часть сонических пейзажей "Liberetto". Если же попытаться рассмотреть картину в деталях, выйдет примерно следующее.
Открывающий этюд "Yerevan", как можно догадаться из названия, оформлен Тиграном. Мечтательный этнический мелос, атмосферная вязь духовых, солнечная рябь редких пиано-пассажей и устойчивая, но предельно ненавязчивая ритмика. А дальше вступает в силу знаковый для Даниэльссона дождливо-меланхоличный романтизм ("Liberetto"), прорастает откуда-то из вечерних глубин скандинавская джазовая рефлексия ("Day One"), тормошит задремавшее было сознание пьеса "Orange Market", отчасти наследующая традиции бэнда Яна Юханссона (виртуозная и броская игра Амасяна поневоле приковывает внимание). "Hymnen" - пронзительное обращение к духовным истокам, старинным религиозным мотивам нордической церкви (бенефис Арве Хенриксена, чей трубный зов источает печальную мудрость). Удивительная "Svensk Låt" - пример взаимного обогащения корневых пластов. По авторской прихоти Тиграна в стилизованном под шведскую польку номере отражаются характерные фольклорные элементы армянского народа; без преувеличения гениальная вещь! За ней следует тончайшее кружево образов "Hov Arer Sarer Djan", рожденных на свет в предгорьях Арарата. А затем - изящный фьюжн "Party on the Planet", прямиком апеллирующий к современности; и тихая грусть зимней ночи ("Tystnaden"), и умозрительный, эмоционально ровный саундтрек ("Ahdes Theme"), и легкокрылая радость бытия в духе Пэта Мэтини ("Driven to Daylight"), и величаво-сумрачный финал "Blå Ängar", сдержанно иллюстрирующий прелесть северных луговых трав...
Резюмирую: живописный звуковой вояж, уравнивающий в правах эстетические принципы ню-джаза, этники и chamber-фолка. Пропускать не советую.  

9 янв. 2014 г.

Birds and Buildings "Multipurpose Trap" (2013)

Фамильное древо лейбла Emkog размеры имеет скромные, да и плодами весьма небогато. Однако практически каждый из них стратегически важен для современного интеллектуального рока. Достаточно будет упомянуть мэрилендский квартет Deluge Grander, гармонично соединивший всепроникающий ретро-элемент с оригинальным эстетическим комплексом. К аналогичной когорте уникальных принадлежит формация Birds and Buildings, базирующаяся в Вашингтоне (округ Колумбия). Причем оба прожекта ведет композитор-многостаночник Дэн Бриттон. Но если Deluge Grander вездесущий лидер относит к условно консервативной школе "меллотрон-рока", то с B&B ситуация несколько сложнее. Ансамбль изначально был повернут лицом к эксперименту. Основа - высокочастотный фьюжн американской выделки, помноженный на симфонические и авангардные веяния, включая редкий для "заштатных" бригад цойл. Изданный в апреле 2008 г. первенец Birds and Buildings "Bantam to Behemoth" вызвал восторг у меломанов и критиков. На фоне откровенно вторичного нео-ширпотреба, металлической молотьбы и заигрывания с альтернативой релиз прозвучал откровением. Приковав к себе внимание общественности, Бриттон с компаньонами стремительно ушли в тень. Пять лет команда таилась от пристальных взоров. Люди постепенно забыли про новых героев жанра. И вдруг - очередное явление "пташек" народу! В прежнем составе (Дэн - клавишные, гитара, вокал; Бретт д'Анон - бас, гитара, вокал; Брайан Фальковски - саксофон, флейта, кларнет; Малкольм МакДаффи - ударные, перкуссия) + скрипач Крис Фир и гостевые хористы. Стоила ли пластинка длительных ожиданий? Попробуем ответить на данный вопрос.
Открывающий номер "The Dumb Fish" движется по занимательной прог-траектории, граничащей с джаз-роком и готическим театром абсурда (в вокальном плане). Эдакая облегченная, разбавленная духовыми вариация на тему Subterranean Masquerade. Для затравки - совсем недурно. А дальше - пьеса "Horse-Shaped Cloud", по признанию Бриттона, отчасти инспирированная творчеством Änglagård; отсюда массивный аналоговый каркас и ритмические кульбиты (саксофонные чудачества маэстро Фальковски - предмет для отдельного разговора). Любителям гротеска предназначен адреналиновый коктейль "Miracle Pigeon" - гипотетический саундтрек к несуществующему комиксу о супер-голубе. Собственное понимание драмы дядя Дэн показывает на примере вещи "East is Fort Orthodox" (тут и приглашенная капелла отметилась присутствием). После чего активно берется за прогрессив-джигитовку в рамках макабрического опуса "Secret Crevice". Интрига сюжета "Tragic Penguin" отталкивается от импровизационной партии электропиано, вокруг которой плетут инструментальную паутину прочие участники действа. 10-минутная "Catapult" - небанальная авант-зарисовка с минимальным идейным содержанием (в принципе, служащей трамплином музыкальной фразе хватило бы и 20 секунд на самовыражение). Схожую по хронометражу фреску "Aviator Prosco" шутник Бриттон описывает термином "прог-диско" (во второй половине конструкции - бесспорно, а до того нас потчуют джазом, соул-артом и мультяшной клавишной мимикой, пародирующей приемы Genesis). Эпический финал "Abonimable Pelican" щедро нашпигован подробностями (от псевдо-оркестровки до речитативов и сумбурных риффов); впрочем, и эта "сборная солянка" под занавес оказывается на удивление съедобной.
Резюмирую: любопытная концепт-панорама с креном в область эклектики, воплощенная нестареющими душой фантазерами. Хоть на шедевр и не тянет, для знакомства вполне сгодится. В конце концов, где еще услышишь подобное?      

6 янв. 2014 г.

Wigwam "Tombstone Valentine" (1970)

Вторая пластинка Wigwam, очевидно, создавалась под девизом "коротко и ясно". Эпических опытов им хватило на стадии дебютного диска "Hard N' Horny" (1969). Тогда вокалист-англичанин Джим Пемброук умудрился сочинить 8-частную сюиту "Henry's...". Тем самым финны удовлетворили гигантоманские амбиции, после чего сменили басиста (на место Фитца Дженкинса пришел консерваторски подкованный Пекка Похьола) и сосредоточились на лаконичных сюжетах. По заведенной традиции львиную долю материала написали Пемброук и органист Юкка Густавсон. Причем порознь, ибо тяга к соревнованию - мощнейшая движущая сила для ранних Wigwam. Каким-то чудом северянам удалось заарканить маститого американского певца, музыканта, поэта, радиоведущего Кима Фоули. В результате тот согласился продюсировать новое творение скандинавов. Квартет укрепили гостевыми гитаристами (Хейкки Лаурила, Юкка Толонен), аккордеонистом Калеви Нюквистом, а также электронщиком Эркки Куренниеми, притащившим с собой допотопный полифонический синтезатор Andromatic. Затем всех загнали в студию Finnvox (Хельсинки), и понеслось...
Не особо заботясь о "прогрессивности" собственных произведений, Джим с Юккой сделали ставку на мелодизм. В принципе, вариант беспроигрышный; это понимал каждый. Другим важным фактором явилась полностью англоязычная лирика. Ранее Wigwam еще цеплялись за родного слушателя, но теперь отпустили вожжи и взяли курс на покорение Запада.
Тон процессу задает элегантный титульный номер с битловским настроением и замечательной струнной аранжировкой от маэстро Похьолы (не зря последний осваивал скрипку и фортепиано в Академии им. Сибелиуса). Вкратце: получилось "вкусно". Претензия одна: маловато. Не успеешь раззадориться, а уж оно закончилось... Эстафету от Пемброука принимает Густавсон. Оформленный им кунштюк "In Gratitude" балансирует на стыке блюз-/джаз-рока. Недурно, хотя совершенно иного поля ягода. "Dance of the Anthropods" - сугубо инструментальный вариант лоботомии по методу доктора Куренниеми; авант-электроника длиной в 68 секунд из серии "ни о чем". Зато нашпигованная острыми гитарными специями "Frederick and Bill" наверняка порадует любителей харда. Есть тут и баллада ("Wishful Thinker"), скроенная по сан-францисским лекалам; и лирический "паб-фолк" ("Autograph"), где Пекка лихо вводит в палитру фиддл. Если же говорить о прото-арте, таковым можно считать chamber-рок миниатюру "1936 Lost in the Snow", единолично придуманную Похьолой: никаких вокалов, только ритм-секция, фоно, акустическая гитара и струнные. Симпатичная "Let the World Ramble on" - очередная песенная "коронка" с ярким соло виртуоза Толонена. Чистопородный свинг-джаз "For America" повышает градус эклектики, однако в случае с Wigwam подобные "перегибы" не раздражают. За театрализованную сторону релиза отвечает опус "Captain Supernatural" - то ли драма, то ли трагифарс; понять сложно. Финалом служит трикстер-фреска "End": симбиоз органной психоделии с экстатическим певческим откровением. На десерт - парочка синглов межстилевого свойства и разной степени тяжести.
Резюмирую: достойный художественный акт, положивший начало международной популярности коллектива, и одна из этапных работ финского прото-прога. Рекомендую. 

4 янв. 2014 г.

Marimba Plus "Marimba Plus" (2001)

Любовь академических исполнителей к джазу имеет давние традиции. Однако порой она приобретает совсем уж экзотические черты. Московский состав Marimba Plus - "белая ворона" на интеллектуальном небосклоне современности. Созданный выпускником Российской академии музыки им. Гнесиных Львом Слепнером, бэнд изначально был заточен под нестандартную звуковую схему. В самом деле, не так-то просто отыскать камерный фьюжн-ансамбль, где ведущим инструментом выступает маримба. И вот появились они - шестеро молодых профессионалов, готовых рискнуть. С коммерческой точки зрения - затея сомнительная. Впрочем, действовала команда Слепнера не ради выгоды и славы, а исключительно из любви к искусству. Как результат: игра задалась. О ребятах заговорили. Корифеи мирового джаза (Билли Кобэм, Трилок Гурту, Дидье Локвуд, Аркадий Шилклопер и многие другие) приглашали их к сотрудничеству. И сегодня имя Marimba Plus пользуется заслуженным авторитетом в кругах поклонников направления world fusion. Посему не грех будет вспомнить первые шаги артистов к успеху, ведь уже дебютная работа прожекта отмечена рядом оригинальных решений, усовершенствованных в дальнейшем.
Этнический перестук молоточков (Лев Слепнер - маримба, перкуссия), аристократический тембр виолончели (Ирина Цируль), шаловливый свинг вкупе с отрывистой четкостью ударных (Сергей Недзельский), глубина контрабасовых партий (Константин Бей) и многоликая перекличка духовых (Илья Дворецкий - флейта, Антон Кончаков - кларнет) - такова примерная картина мозаичного трека "Пластинка". Невозможно сказать, чего здесь больше. С одной стороны, явная chamber-интрига, близкая по духу самым незлобивым вещам из репертуара Univers Zero, c другой - что-то абсолютно противоположное по эмоциональному характеру. В общем, загадка. И полнометражный номер "Джунгли" лишь усиливает атмосферу неоднозначности. Наползающие на слушателя "африканизмы" разбавляются строгими филармоническими тонами, оттеняются моментами импровизации и даже сопровождаются мощным, почти что роковым драйвом. Состояние внутренней драмы искусно раскрывается секстетом в пьесе "Одиночество" с ритмичной вибрацией воздуха, проникновенными пассажами флейты и струнных. Зато комплексный эскиз "Club Performance" - вещь кардинально иного пошиба: тут есть рефлексия и лирические мотивы, азарт, кураж и напор. Кинематографическим объемом и богатством нюансов выделяется великолепная "Рапсодия", гармонично вобравшая в себя широкую гамму чувств, видений и образов; дивное полотно с совершенно удивительным колоритом, словно позаимствованным из нескольких исторических эпох разом. Мечтательный набросок "Девушка" тончайшими валёрами живописует движение влюбленной души; чистотой, искренностью, целомудрием дышит эта красивая история, поведанная (как и остальные) без слов. Кружевные узоры "Арабески" увлекают нас в курящееся благовониями знойное пространство Востока с его причудливой цветастой палитрой (ответственный за барабаны - Сергей Остроумов). Замыкает шеренгу непохожих друг на дружку собратьев развернутая "Медитация" - струящийся сонористический каскад, чьей сквозной линией служит хрустально-нежный голос маримбы...
Резюмирую: превосходное по замыслу и воплощению саунд-путешествие, претворенное бесконечно талантливыми людьми. Пропускать не советую.

2 янв. 2014 г.

Gentle Giant "Gentle Giant" (1970)

Ах, что это был за дебют!.. Другие озабочивались синглами. Над душой стояли продюсеры, требующие хитов. А тут... Атмосфера раскованного творчества - свободного от понуканий, завязанного на исключительном профессионализме собравшихся. Дисциплина? Бесспорно. Но своя, домашней выделки, фамильного покроя Шульманов. Еще не слишком рвет глотку Дерек, оставляя пространство для лиричных откровений старшего брата Фила. Еще не вступило в полную силу откровенное умничанье архимедов от прогрессива; зато наличествуют живая страсть, кружево мелодий и определенная доля импровизации. "Гигант" покуда зондирует почву. Однако шаги его, как и положено колоссу, широки, тверды и весомы. Там, где иным потребовалась бы череда маневров, Gentle Giant действуют эффектным соническим росчерком. Выбор средств (и это относится не только к инструментам) поневоле внушает уважение. Первенец GG превосходит на несколько голов усредненные шаблоны прото-арта. Ярчайшее хитросплетение элементов хард-рока, камерной музыки, джаза, блюза и британского соула шестидесятых отмечено редкой изобретательностью. Семь дорожек, 36 минут звучания. Но боже мой, сколько силы, энергии и снайперски точных попаданий в недлинном, казалось бы, альбоме! Да, "Gentle Giant" по-хорошему классичен, а в то же время свободен от академической косности. Спустя сорок с гаком лет он по-прежнему свеж, теплокровен, восхитительно дерзок и - хочется верить - актуален. Попробуем же вслушаться/всмотреться в детали нестареющей пластинки англичан.
Номер 1 - "Giant". Величавое органное интро Керри Минниара - трамплин для коллективного полифонического залпа. В помощь Филу Шульману с его саксом, трубой и рекордером привлечен тенор-горнист Пол Кош, что прекрасно; ведь духовые играют немалую роль в канве трека. И хотя поначалу бал правит мощная брасс-секция, во второй части произведения глубокий бас, "Хаммонд", меллотрон и хоры сливаются в роскошную оркестровую гармонию, демонстрирующую композиционную взрослость GG. Пьеса "Funny Ways" - вечно-зеленая "коронка" команды, один из фундаментальных кирпичиков в их наследии. Характерный симбиоз менестрельски прелестных вокальных линий, виолончельных и гитарно-акустических пассажей с игровым напором, драйвом и хлесткими электрическими соло Гэри Грина. Рядом расположена предельно выверенная вещь "Alucard". Забористый фьюжн, нашпигованный психоделическими хоралами, крупнокалиберными атаками трубы/саксофона, убийственным сарказмом гитарных отступлений и прочими милыми фишками. Прибавьте сюда "Isn't It Quiet and Cold?" - смелый микс из изящно-ренессансных ходов (вспомогательная партия виолончели - Клэр Дениз), мажорных фольклорных кусочков и элегической мечтательности фронтмена; комплексный эпик "Nothing At All", напоминающий балладу-перевертыш с хэви-реверсом, помноженным на авангардную истеричность; фуззовую кричалку "Why Not?" - типичный для GG пример изощренного хулиганства; наконец, "The Queen" - репризную рок-н-ролльную шутку над монаршими традициями, - и вы получите многоуровневую картину, где сопрягаются интеллект с пофигизмом, тончайшая ирония - с неотесанной грубостью, безыскусная прямолинейность - с ажурными виньетками "большого штиля".
И если допустить в обозримой реальности существование Франкенштейна, наделенного манерами дворецкого, лукавым разумом Фигаро и замашками Арлекино, - уверен: стартовый акт Gentle Giant вполне сгодился бы за звуковое его отражение. Одним словом, браво!